ЧЕРЕП МАНЬЯКА

Хроника - Убийцы, маньяки

череп маньяка

Учёный из России читал лекции в самом закрытом подразделении ФБР - отделе бихевиористики, специалисты которого ловят серийных убийц и маньяков, в том самом отделе, где работала агент Кларисса Стерлинг из триллера «Молчание ягнят». Американские спецы считают самой успешной методику, разработанную россиянином Александром Бухановским. Доктор медицинских наук, заведующий кафедрой психиатрии Ростовского медуниверситета, профессор Бухановский с коллегами установили, что в головном мозге серийных убийц происходят изменения. Исследуя так называемый феномен Чикатило, психиатры пришли к выводу, что склонность к насилию и социальной агрессии можно выявить ещё в раннем детстве

Учёный из России читал лекции в самом закрытом подразделении ФБР - отделе бихевиористики, специалисты которого ловят серийных убийц и маньяков, в том самом отделе, где работала агент Кларисса Стерлинг из триллера «Молчание ягнят». Американские спецы считают самой успешной методику, разработанную россиянином Александром Бухановским. Доктор медицинских наук, заведующий кафедрой психиатрии Ростовского медуниверситета, профессор Бухановский с коллегами установили, что в головном мозге серийных убийц происходят изменения. Исследуя так называемый феномен Чикатило, психиатры пришли к выводу, что склонность к насилию и социальной агрессии можно выявить ещё в раннем детстве. В принципе учёные и раньше предполагали, что серийные убийцы объединены набором психопатологий, однако выявить и систематизировать их удалось недавно.

Феномен Чикатило

По мнению Александра Бухановского, серийные убийства не имеют ни исторических, ни географических границ — это характеристика человека. Впервые на патологическую склонность к серийным убийствам обратили внимание в XV веке, когда во Франции свирепствовал маньяк Жиль де Рэ, известный как Синяя Борода, на счету которого было 140 жертв. В следующем столетии в Венгрии «прославилась» Элизабет Батори, подозреваемая в убийстве от 40 до 600 человек.

Gик серийных убийств, несомненно, пришёлся на ХХ век, который некоторые уже поспешили назвать веком монстров. В 70-е годы в Перу поймали Педро Алонсо Лопеса (монстр Анд), на счету которого 300 жертв и большинство из них — дети. Волна серийных убийств не миновала и Россию. Достаточно вспомнить Анатолия Сливко, зверски убившего в Ставропольском крае семерых детей, Анатолия Оноприенко (52 жертвы) и Андрея Чикатило (56 жертв). Именно с Чикатило в России и началось изучение феномена серийных убийств.

В 1989 году в оперативно-следственную группу, занимавшуюся поисками маньяка, включили молодого учёного-психиатра Александра Бухановского. Он и составил психологический портрет преступника, очень помогший в поисках. Именно Бухановский сумел разговорить Чикатило во время следствия.

Практически с самого начала работы по серийным убийствам Бухановского интересовали три вопроса: кто, почему и как? Ведь в то время проблемой серийных убийств занимались лишь учёные-криминалисты, а без знаний психологов и психиатров ответить на эти вопросы было невозможно.

Исследования серийных преступников, которые велись под руководством Бухановского, позволили описать «феномен Чикатило» — вариант криминальной личности, этапное патологическое развитие которой приводит к возникновению, закреплению и трансформации непсихотической потребности в совершении повторных садистских преступлений.

Фактор риска

Определяющим условием возникновения «феномена Чикатило» является наличие биологической, психосексуальной и личностной предрасположенности. Но эта предрасположенность не фатальна, а говорит только о том, что конкретный человек в определённых условиях может стать серийным маньяком. А это уже зависит от воздействия семьи и ближайшего окружения. Психологическая напряжённость, жестокость, унижение, ханжество, асексуальное воспитание повышают фактор риска. Кроме того, серийные убийства связаны с макросоциальными процессами в обществе. К сожалению, в последние годы эти процессы в нашей стране нельзя назвать обнадёживающими.

Во-первых, неблагоприятная экология, в условиях которой взрослеет и живёт подавляющее большинство граждан России. Плюс девальвация моральных ценностей и государственных институтов, процветающий сейчас культ силы, наглости и жажды власти любой ценой. Свою лепту вносят и бессмысленные войны — «горячие точки» с массовой гибелью людей и обесцениванием жизни человека в массовом сознании. Кроме того, общество становится всё более конфликтным, и это способствует реализации предрасположенности к «феномену Чикатило». Ну и, конечно, тотальный алкоголизм населения.

Открытие Бухановского

Но самое интересное — это чисто медицинское обоснование «феномена Чикатило», то есть изменения, происходящие в мозге серийных убийц. Профессор Бухановский уверен, что именно эти изменения могут быть предпосылкой возникновения и развития «феномена Чикатило».

Прежде всего это специфическое состояние головного мозга. Здесь два иерархических поражения: одно поражает поверхность мозга, которая связана с сознательной деятельностью человека. Это кора мозга, где в первую очередь поражаются лобные, самые новейшие образования и височные образования. То есть обнаруживается поражение лба и виска. Это участки коры мозга, которые ответственны за высшие формы психической деятельности, где идёт формирование стратегии поведения, устойчивости поведения. Височная область ответственна за личность, мировоззрение, мораль, этику. И второе поражение — на уровне глубоких структур. Вот эти отделы называются «желудочки мозга». У потенциальных маньяков они резко увеличены, что означает, что вещество мозга вокруг них уменьшилось.

И первые и вторые изменения можно выявить с помощью ядерно-магнитной томографии.

«Кроме того, у обследованных маньяков мы обнаружили, — говорит Бухановский, — что в третьем желудочке мозга локализуются зоны, в том числе ответственные за инстинктивные желания. Здесь поражаются участки, ответственные за прогностические функции и сознательную деятельность. Мы доказываем, что это возникает ещё до рождения человека, обнаруживаем признаки нарушенного развития после рождения. Не только мозг страдает — страдает скелет черепа, так называемые пазухи. На этих пазухах лежит лобная доля, так называемая решетчатая фаза, решетчатая кость. Она резко увеличена. Лобная кость, которая формирует надбровные дуги, тоже увеличена. Почему? Потому что вещество мозга меньше».

Естественно, что исследования профессора заставляют вспомнить работы Чезаре Ломброзо, впервые обратившего внимание на типичность некоторых внешних признаков преступников. Как считает Бухановский, гениальный Ломброзо просто не обладал современными возможностями для исследований, поэтому не мог сделать верных выводов. Но именно он заложил основы в этой области.

Конечно же, сегодня ясно, что человек, обладающий набором патологий, не обязательно станет преступником. Но эти патологии говорят о многом: например, у очень многих серийных преступников группа Бухановского обнаружила врождённую кисту — опухоль, расположенную в зонах мозга, которые ответственны за увлечения. Это и есть признак аномального развития мозга. Мозг формируется, но при этом он функционирует не совсем правильно. То есть для того, чтобы возник серийный убийца, у него должны быть «неправильные» мозги.

Материнский долг

Ещё один фактор риска — сложности беременности. Беременность матерей почти всех серийных убийц протекала или в условиях очень тяжёлой экологической ситуации, или же в условиях тяжёлых хронических стрессов. И наконец, повреждение мозга в период рождения.

И последнее: специфическое воспитание. Это эмоциональное отвержение с детства. Дети не получают той эмоциональной атмосферы в семье, в которой нуждается каждый ребёнок для формирования высших эмоций. У них не формируется привязанности, любви, сопереживания, симпатии.

Любопытно, что всё, о чём рассказывает профессор, можно обнаружить и в художественной литературе, например в романе Патрика Зюскинда «Парфюмер». Главный герой — маньяк, убивающий девушек, появился на свет в гнусной парижской канаве, от женщины, не имеющей возможности заботиться о своём здоровье, и вырос в жутких условиях под присмотром жёстокой опекунши. Презираемый всеми с детства мальчик однажды увидел прекрасную девушку, и её образ и запах юного тела настолько поразили его, что он не успокоился, пока не расправился с ней.

Но реальность ужаснее любого романа. Возьмём, к примеру, Юрия Цюмана, более известного как Черноколготочник, охотившегося за девушками. Из истории его жизни, которую изучил профессор Бухановский, ясно, что жестокость и насилие окружали его с раннего детства. Цюман рос в семье законченных алкоголиков, бедность и бесконечные скандалы были обыденным делом. Мальчик безумно боялся мать, которая избивала его за малейшие провинности, постоянно угрожала повесить или задушить верёвкой за непослушание. Отец также периодически бил ребёнка. В силу этого у мальчика сформировалась явная недостаточность самооценки, полностью отсутствовали навыки самозащиты. А Чикатило во время следствия рассказывал, что его обижали даже физически более слабые дети, а он только убегал и плакал.

Кроме того, такие дети совершенно не понимают языка жестов, взглядов, не улавливают его. У них полностью отсутствует интуиция, что лишает их возможности нормального общения. Кроме того, чтобы такой человек стал маньяком, необходимо ещё наличие у него слабой половой конституции: такие люди чаще склонны к садизму. Сама по себе она, конечно, особой опасности не несёт, но в сочетании с изменениями в мозге получается «гремучая смесь». Кроме того, природа редко наделяет маньяка счастьем нормальной половой жизни. Всё это может привести к кошмарным преступлениям. Например, 16-летний Ершов, совершивший 4 убийства с особой жестокостью, убивал женщин лишь для того, чтобы поближе рассмотреть их половые органы.

Маньяки тоже были детьми

Группа под руководством Александра Бухановского обследовала четырёх пациентов в возрасте от 9 до 15 лет с детским вариантом «феномена Чикатило». И у всех пациентов с детства обнаруживались признаки поражения головного мозга, минимальная мозговая дисфункция. Это обстоятельство стало предпосылкой к возникновению «феномена Чикатило» и являлось одним из главных условий его развития. Все дети страдали синдромом гипервозбудимости в младенческом возрасте, который позже трансформировался в гиперкинетические расстройства.

Характерно, что все дети воспитывались в структурно или функционально неполных семьях. Доминирующая роль в их воспитании принадлежала матери, а отец находился в семье в угнетённом положении. В воспитании детей обнаружилось много схожего: к детям очень строго относились, постоянно их контролировали и они не получали душевного тепла и ласки от родителей. Все дети сталкивались с проблемами в общении со сверстниками, не были способны защитить себя ни в моральном, ни в физическом плане. Они прятались от действительности в мире фантазий, представляя себя суперменами.

Впоследствии у такого ребёнка возникали садистские проявления. Но чтобы садизм прочно вошёл в жизнь ребёнка, необходима очень острая реакция на что-либо, которая запечатлевается в мозгу ребёнка на всю жизнь. Например, ребёнок попадает в закрытый коллектив и видит, как подростки жестоко к кому-то относятся. Возникает очень острая реакция с интенсивным, эмоциональным или сексуальным возбуждением. Она запоминается навсегда.

У одного мальчика таким толчком стало ужасающее впечатление, пережитое им в возрасте пяти-шести лет, когда во время похорон он впервые близко увидел мёртвого человека и вдруг начался пожар, вызвавший панику. В последствии у него возникла некрофилия. У второго, наблюдавшегося по поводу вампиризма, толчком стали петушиные бои, увиденные в пятилетнем возрасте: там царила атмосфера жестокости и агрессии, беснующаяся толпа жаждала гибели животного.

В другом случае мальчику достаточно было увидеть видеоклип со сценами каннибализма. Пациент с садистской некрофагией испытал необычное эмоциональное переживание, описываемое как экзальтация и ужас.

Но бывает, что совершенно случайная ситуация, с которой столкнулся человек, наносит психологическую травму и запечатлевается. Так произошло с одним из известнейших маньяков, пионервожатым Сливко. В 17 лет на его глазах многотонная машина сбила подростка, одетого в пионерскую форму. Он хорошо запомнил агонию ребёнка, и этот стресс вызвал очень острую реакцию с интенсивным эмоциональным или сексуальным возбуждением. И это запомнилось на всю жизнь.

За время работы психиатр Александр Бухановский собрал огромное количество эксклюзивных материалов. Просмотр только видеоматериалов, где записана работа психиатров с серийными убийцами, займёт 60 часов. За 11 лет специалисты Центра Бухановского изучили 57 серий опасных нападений, среди которых 34 серии убийств. 32 серийных убийцы к настоящему моменту арестованы. Помимо участия в поимке Чикатило профессор прославился тем, что, когда в Таганроге орудовал маньяк по прозвищу Черноколготочник, убивавший девушек с периодичностью раз в месяц, Бухановский обратился к преступнику прямо с экрана телевизора. Психиатр предложил свою помощь убийце. После этой передачи убийства прекратились на полтора года.

Дорога в будущее

Благодаря огромной исследовательской работе Александру Бухановскому удалось установить, как формируются психические расстройства, которые могут превратить человека в маньяка.

Поначалу ребёнок многократно прокручивает в голове увиденную сцену, испытывая только любопытство в сочетании с ужасом. Со временем это входит в привычку, затем он начинает придумывать самостоятельно сцены насилия, чувствуя себя режиссёром.

Это выражается в садистских рисунках. К примеру: пенёк, топор, кровь, обезглавленная курица. Затем в фантазиях объектом насилия становился человек (девочка, женщина). Параллельно происходило оскудение интересов: пациенты теряли интерес к учёбе, уходили из дома либо полностью замыкались в себе, лишь формально подчиняясь обстоятельствам. Вот именно на этом этапе у них формировалось агрессивное поведение.

Бухановский уверен, что ранняя диагностика и терапия детского варианта «феномена Чикатило» не только возможны, но и являются реальной формой предотвращения криминального поведения пациентов в будущем.

Несмотря на столь безнадёжную картину, от склонности к садизму можно избавиться. Как считает профессор Бухановский, учитывая сложность происхождения серийных сексуальных садистов, основным принципом терапии является комплексность лечебных мероприятий. Пациента необходимо лечить медикаментозными, психотерапевтическими и физиотерапевтическими методами. Правда, на быстрый результат здесь рассчитывать не приходится, на это может уйти несколько лет.

Именно над этим и работает группа учёных под руководством Александра Бухановского, которую он объединил в лечебно-реабилитационном научном центре «Феникс». «Правда, мы отличаемся от других тем, что до многого доходим опытным путём, а не строим свои теории только на бумаге», — говорит Бухановский.

Особенности прирождённых убийц

Хотя изощрённость маньяков в расправе над жертвой способна поразить любого нормального человека, в принципе в действиях серийных преступников можно проследить общую схему.

Тварь ли дрожащая

Садизм серийного преступника — это своеобразная самореализация, цель которой — доказать всем и самому себе, что он властелин. Он доказывает себе, что способен из униженного, раба, ничтожества вдруг стать господином. На какое-то время у маньяка возникает чувство удовлетворённости.

Один из самых беспощадных каннибалов Александр Спесивцев, на счету которого 19 человек, пожирал свои жертвы не потому, что испытывал голод. Главным мотивом его преступлений было глумление и издевательство над жертвами. Некоторых он держал у себя в течение месяца, в период обострения маниакальной агрессии избивая их и насилуя. Маньяк принуждал попавших к нему девушек вступать с ним в половой контакт, сжимая в руке нож, заставлял молить о пощаде, ощущая при этом себя значительным и всесильным.

Кстати, серийные маньяки почти никогда не нападают на мужчин, то есть на тех, кто может дать отпор. В основном жертвами становятся женщины, дети, старики. Маньяк чувствует себя всемогущим, заставляя жертву мучиться. Власть над человеком, пусть даже это трясущийся от страха малыш, опьяняет как наркотик, даёт почувствовать себя смелым и уверенным в своём превосходстве.

Иногда, как у пионервожатого Сливко, от фантазии до первого убийства проходит 20 лет. Чикатило, например, часами выбирал свою жертву и в некоторых случаях вёл её за собой несколько километров. Иногда сценарий очередного зверства может зародиться у маньяка на основе прочитанной книги или просмотренного фильма. Вот запись, сделанная со слов каннибала Джумагалиева: «В книге «Чёрный туман» прочёл, что если человеку горло перерезать и пристально смотреть, то можно увидеть, как душа покидает человека. Смотрел, смотрел, но душу так и не заметил...»

Что может остановить монстра

Практически ничто. Уйти от преступления он уже не может, хотя часто и пытается. Например, в какой-то момент Сливко понял, что, прокручивая автокатастрофу в памяти, он получает душевное облегчение, чувствует себя комфортно. Это вошло в привычку: когда Сливко было плохо, он вызывал в памяти все детали трагедии: школьный костюм со стрелками, белоснежная рубашка, алый сияющий галстук, начищенные до блеска ботинки. Но вскоре этого оказалось недостаточно, и он начинает фантазировать.

Впоследствии дети в школьной форме стали главным объектом сексуальных вожделений маньяка. А свои фантазии он воплотил в преступлениях. Причём кульминационным моментом являлась не только смерть ребенка, но и манипуляции с разными частями тела жертвы и предметами одежды.

Маньяк всё время вступает в конфликт с обществом, постоянно ищет пути решения. Тот же Чикатило пытался компенсировать конфликтные ситуации в своём воображении: он представлял себя известным политическим лидером.

Кто-то пытается посвящать время различным хобби. Так, «одинцовский монстр» Сергей Головкин, завлекавший в свой «подвал ужасов» детей, где пытал их, насиловал и убивал, однажды прервал серию преступлений. Причиной стала покупка автомобиля, но новая игрушка недолго занимала внимание маньяка — вскоре он вернулся на тропу садизма и убийств, но уже более изощрённых.

Необратимость

Как и при наркомании, у маньяка возникает психофизическая зависимость от преступления. Удовольствие от совершённого маньяк получает только сначала, потом это превращается в необходимость. Чикатило, объясняя впоследствии свои действия, писал: «Ни с одной из жертв я не имел нормальной половой связи. Это была жалкая имитация».

Тем не менее убийство становится для маньяка возбуждающим, другие раздражители вызывают только апатию. Он чувствует себя немощным, у него постоянно учащённое сердцебиение. После совершения преступления состояние улучшается, сердцебиение стабилизируется, восстанавливается сон. Именно этот механизм и порождает серийность, повторность преступлений.

Преступления серийного маньяка развиваются по определённой схеме. Начаться всё может с простого подглядывания за кем-то. Известно, что людоед Джумагалиев любил подглядывать за своими сёстрами. Затем наступает этап трения и ощупывания. Тот же Чикатило поначалу прижимался к женщинам в набитых автобусах и при этом испытывал сексуальное возбуждение и удовлетворение. Следующий этап — садистские фантазии, по признанию Джумагалиева, ему грезились части женских тел, парящие в воздухе: «Медленно так плывут руки, ноги, торсы».

Дальше следует сексуальный садизм с живыми людьми, затем садистское убийство, следующим этапом может быть некрофилия, потом некросадизм. Так, маньяк Головкин уродовал тело уже мёртвой жертвы. Следующий этап — опачкивание кровью. Последний этап — это вампиризм и некрофагия (пожирание жертвы), как делал каннибал Джумагалиев.

Почему маньяка трудно поймать

Серийные убийцы обладают феноменальной памятью, многие через несколько лет могут не только показать место своего «кровавого выступления», но и в деталях описать одежду, украшения и внешность жертвы. Чем же можно объяснить этот факт? Дело в том, что в своих фантазиях маньяк продумывает и представляет действие до мельчайших подробностей, потом воплощает в жизнь ужасные мечты, впоследствии прокручивая в сознании самые острые моменты. С каждым последующим убийством способы становятся всё изощрённее. Прокручивая в памяти все подробности своих преступлений, маньяк придумывает что-то новенькое, более ужасающее. Маньяк всегда продумывает, как он покинет место преступления, как обойдёт возможные ловушки. Например, Чикатило никогда не забывал помыть ботинки в луже, если они были запачканы.

Поделиться


Вы можете установить ссылку на данный материал на сайт или блог используя следующий код:

Предварительный просмотр :

HTML ссылка на статью:
Ссылка для форума:



Читайте:


Добавить комментарий


Авторизация